Кантеле: Окна в историю

Эльза Баландис

(1922-2012)

МАЛЕНЬКАЯ ОТВАЖНАЯ ЭЛЬЗА

  Заслуженная артистка Карелии.
Танцовщица, пришла в «Кантеле» в годы войны и проработала в ансамбле около 20 лет, став знаковой фигурой для многих поколений артистов.

***


Кем она только ни была: танцовщицей и гимнасткой, актрисой и певицей… Ее складывали, как куклу, в маленький сундучок и по мановению волшебной палочки вынимали оттуда… Ее называли «маленькой Эльзой» …
Стройная изящная женщина с аристократическими манерами и чертами лица. Человек эпохи, переживший репрессии, войны, восстановления, смену властей и формаций… Жизнь ее оказалась страшнее и правдивей любого написанного романа. 

***

Эльза Августовна Баландис родилась в Финляндии, в местечке Валкеакоски (в 40 км от Тампере), где в семье Августа и Суомы Лехтонен она была единственным любимым ребенком. В 1927 году семья переезжает в Канаду, где маленькая Эльза занималась акробатикой в кружке Дома культуры рабочих. Но, мучимые просачивающимися из послереволюционной России оптимистическими идеями и увлеченные рассказами приезжающих оттуда вербовщиков о молодом строящемся перспективном государстве, Лехтонены бросают два дома в Канаде и в 1933 г. едут в СССР — строить социализм… Поначалу оказываются в Ленинграде, затем в Петрозаводске, в конечном итоге — в Кондопоге. Эльза пошла в финскую школу, занялась танцами у Хельми Мальми в кружке Дома культуры. Тогда же ее заметили «большие люди»: Станислав Колосёнок, отвечавший за культуру всей Карелии, и балетмейстеры, будущие создатели карельской национальной хореографии — Хельми Мальми и Василий Кононов!
Эльза Баландис вспоминает: «В 1936 году в Кондопоге проходила детская олимпиада, для которой Хельми Мальми сделала мне акробатический танец с большим мячом. После выступления я побоялась выходить на поклон,  Колосёнок взял меня на руки и вынес на сцену. Тогда же меня заметил и В.И.Кононов. В 1936 году детская олимпиада была и в Петрозаводске. На ней я тоже заняла первое место, и меня пригласили учиться в Ленинград в Вагановское училище. Но я не пошла…». Безоблачное детство, первые успехи — казалось, ничто не предвещало трагедии…
Когда в доме появились люди в черных бушлатах, чтобы увезти с собой любимого отца, человека одной из самых мирных профессий — столяра-краснодеревщика, который жил, никому не делая зла, маленькая Эльза, чуть видимая из-за стола кроха, размахнулась и швырнула топориком — таким же крохотным, ей по руке (он до сих пор хранится у нее на кухне) — с такой силой, что, пролетев через весь коридор, он воткнулся в деревянный косяк… Но ее детский бунт не помог. Отца увели, имущество конфисковали, в один момент лишив и крова и родителей. (Как удалось выяснить Эльзе впоследствии, оба ее родителя были расстреляны как враги народа в 1938 году: отец, Август Лехтонен, — 1 октября; мачеха, Хилма Раутанен-Лехтонен, — 10 июля).
Оставшись одна, маленькая отважная Эльза начала сама кроить свою судьбу. Живя где попало, питаясь как придется, она все же закончила в Кондопоге 7 классов и, приобретя некоторый опыт в парикмахерском деле, отправилась в Петрозаводск, где за 4 месяца выучилась и сдала экзамен на дамского мастера. И дальше, где бы она ни находилась, всегда при ней были парикмахерские ножницы, расческа и помазок…
Но завораживающие слова «сцена», «театр» все же возымели свое магическое действие. В Петрозаводске существовал Финский национальный музыкально-драматический театр, в котором уже тогда танцевала будущая легенда карельской хореографии — Хельми Мальми. Эльзу приняли в театр в 1940 году. Она стала артисткой, участницей акробатических номеров, но тайком бегала в старую филармонию смотреть репетиции и концерты ансамбля «Кантеле»… Смотрела, как завороженная, на длинные волосы Анны Арифметиковой, на ее ярко-желтое платье в цветах, — и душа ее летела следом. Тогда она-то и «заболела» ансамблем «Кантеле». Но свои коррективы внесла война… В 1942 году Финский театр был эвакуирован в Архангельскую область. Далее последовали долгие военные тропы, в результате которых Эльза с обмороженными ногами оказывается в Беломорске. Играть с обмороженными ногами было невозможно, ее отправили на излечение. Вместо этого она пыталась завербоваться в партизаны… Там же, в Беломорске, оказалась и Хельми Мальми, которая работала в то время в военном ансамбле. Она и приютила Эльзу у себя дома, устроив на маленьком сундучке, а встретившиеся ей здесь же С.В.Колосенок и О.В.Куусинен помогли Эльзе вылечить ноги, сумев восстановить ее как артистку. Туда же, в Беломорск, военную столицу КАССР, прибыл после долгой изматывающей гастрольно-эвакуационной поездки по всей стране и ансамбль «Кантеле». Правда, как утверждает Эльза Августовна, она «прибыла раньше», словно предчувствуя эту, ставшую знаменательной, встречу. Здесь, в Беломорске, в дни войны, такие неподходящие дни для осуществления мечтаний, сбылась главная мечта жизни Эльзы Баландис — она стала артисткой ансамбля «Кантеле»!
Чего не пришлось пережить вместе с ансамблем за эти военные годы! Война жестоким колесом прокатилась и по личной судьбе Эльзы Августовны: подорвавшись на минном поле, остался ненайденным любимый и уже навсегда молодой муж — Василий Иванович Баландис… Бесконечные ленты дороги, разрушенные, разбомбленные города и села, лишенные крова люди. Неоднократно вагон артистов попадал под бомбежки. «Помню бомбежку в Кеми, — вспоминает Эльза Августовна. — 2 часа ночи. Мы только что приехали с концерта из воинской части. И тут началась бомбежка. Наш вагон поднялся над землей — и опустился на свое место… Бежали кто куда мог. Некоторых взрывной волной отбросило так, что они врезались головой в сараи. Воронка была такая, что в нее без труда поместился бы целый вагон…». «Отважная Эльза», оказавшаяся зажатой между второй и третьей полкой, собрала сумки, артистический реквизит, выбралась из приземлившегося вагона — и принялась ждать…
Где только ни приходилось выступать! Сценой могла оказаться лесная поляна, блиндаж, казарма, платформа грузовика. В Кандалакше на одной сценической площадке выступали вместе с Клавдией Шульженко (потом, в мирное время, в Ялте, на равных — в одном концерте с И.Козловским). И звучали повсюду согревающие душу «кантелевские» мелодии. Музыка карельских композиторов К.Раутио, А.Голланда, В.Гудкова перебивалась народными песнями в исполнении Сирки Рикка… Праздничным фейерверком кружились танцы, поставленные Василием Кононовым, Хельми Мальми: «Старая деревня», «Финская полька», «Возвращение с фронта», «Проводы»… И до необычности трогательно под звуки кантеле звучала непобедимая «Землянка», простотой и силой укрепляющая бойцов. Светлели лица раненых, моряков и военных, дивясь проникающей лиричности нехитрого струнного инструмента.
Это время Эльза Августовна вспоминала как трудное, но дорогое: время проверки и возникающих на всю жизнь отношений. Рядом были такие мастера, как Хельми Мальми, Василий Кононов. Обоих Эльза Августовна вспоминала, как ярких, необычного дарования, совершенно особенных людей…
«Мы занимались и жили в деревянном двухэтажном доме на улице Ленина. Внизу мы занимались и спали. Каждый клал свой матрац рядом с соседним, у нас получалась такая большая кровать и общее одеяло. Свой матрац я храню до сих пор. Утром Кононов приходил и в дверях кричал «Подъем!». Мы вставали, все матрацы клали за печку и начинали работать. А наверху было Управление по делам искусств» (из воспоминаний Эльзы Баландис).
Но и после войны испытания не закончились. Дочь «врага народа» чуть было не разделила судьбу отца. 17 ноября 1947 г. Эльза была арестована, а постановлением от 7 февраля 1948 г. осуждена по статье 121 («разглашение государственной тайны») и 3 года отбывала в колонии г.Воркута — тогда это называлось «временная изоляция». (Всего в «Кантеле» были арестованы 5 человек, финны и шведы по национальности. Все они, кроме Эльзы Баландис и исчезнувшей Аунэ Матсон, после освобождения уехали из Советского Союза.)
Вернувшись в ансамбль и восстановив форму, Эльза Баландис стала самой яркой солисткой того времени. Из характеристики: «Баландис Э. является одаренной танцовщицей, дисциплинированной и трудолюбивой артисткой балетного цеха ансамбля. К работе относится добросовестно, с большой ответственностью. Пользуется уважением товарищей по работе…». Кроме того, Эльза была неизменной и любимой партнершей по танцам Василия Кононова, иногда подсказывая ему идеи новых танцевальных номеров.
Максим Гаврилов вспоминал: «Под звуки баяна на сцене появлялась парочка. Она (Э.Баландис) — маленькая как шарик, а рядом он — высокий, нескладный, предельно серьезный, с лихим чубом деревенского сердцееда. Сделаны только первые движения, весь танец впереди, а образ «Парочки» уже произвел впечатление, запомнился, приковал внимание. Невозмутимый, неулыбчивый ухажер с движениями деревянной куклы вызывал улыбку…».
«У Эльзы была удивительная способность — улавливать то, что дано слышать Мастеру и уметь это воспроизвести. Потому и получались такие потрясающие картинки из истории постановки танцев, где танцуют они в паре»
, — говорили старожилы ансамбля.
«Эльзочка, пархай как эта бабочка», — сказал ей великий мастер, и слова эти остались с ней навсегда. Трепетная бабочка, которую подарил ей Кононов, хранится у нее на подвесной подушечке под полиэтиленом, среди множества других значков мест, в которых удалось побывать. Множество грамот, боевых наград, памятных значков хранит в своем домашнем архиве Эльза Баландис. За военно-шефскую работу она награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне». В 1959 году вместе с ансамблем участвовала в Декаде карельского искусства и литературы в Москве, получила звание Заслуженной артистки КАССР. Проработала в ансамбле с 1942 по 1962 год.

***

Человек эпохи — «отважная Эльза»… Великие и малые перемены времени отразились в ней как в зеркале.
…Пятилетняя девочка, танцующая чечетку на теплоходе, плывущем из Финляндии в Канаду… Маленькая рука, с гневом и болью зажавшая топор, готовая защитить отца… Девушка в бодрой спортивной маечке на Московском параде, накануне уже недалекого дня Победы… Крохотная ножка Золушки в сапогах 41 размера на Воркутинском лесосплаве… И всегда — артистка ансамбля «Кантеле», танцующая с Мастером непобедимую «Парочку»…
Много лет неугомонная «маленькая Эльза» была центром притяжения для бывших и нынешних артистов «Кантеле»: звонила, навещала, помогала, согревая взглядом огромных лучистых глаз. Память о ней навсегда останется важной страницей истории и судьбы ансамбля. Ведь именно благодаря таким преданным и влюбленным в свое дело людям «Кантеле» живет и развивается. В 2011 году в знак признания и в честь 75-летия ансамбля Эльзе Баландис была вручена почетная статуэтка «Золотое Кантеле».

5-летняя Эльза с родителями и бабушкой. Последняя фотография в Финляндии перед отъездом в Канаду. 1927 г.
Семья Лехтонен в Канаде, Киркланд-Лейк. 1927 г. Обложка видеокассеты с двумя документальными фильмами Сеппо Рустаниуса — «Обвинения утописту» и «Карельское чистилище».
Первый послевоенный состав ансамбля «Кантеле» оркестр, хор, танцевальный коллектив. 1945 г. Эльза Баландис — в верхнем ряду четвертая слева.
Певец Энсио Венто и танцовщица Эльза Баландис — земляки по Канаде: оба жили в Киркланд-Лейке, оба переехали в Советский Союз, в Карелию, оба работали в ансамбле «Кантеле». 1950-е гг.
По дороге в Прибалтику, 1947 г. Эльза Баландис — в нижнем ряду вторая справа.
«Кантеле» в Таллине, 1947 г. Эльза Баландис — слева (в платочке).
Заключенные Эльза Баландис и Николай Богданов выступают с акробатическим номером в праздничном концерте к Дню железнодорожника на открытой площадке. Воркута, 1948(49) гг.
  Эльза Баландис до и после лагеря. 1950 г.
Эльза Баландис в 1950-х гг.
   Знаменитая «Парочка» — Эльза Баландис и Василий Кононов.
    «Карельская рыбацкая пляска» (постановка Василия Кононова). Солисты — Эльза Баландис и Илья Жуков.
Кононовский «Вепсский танец с ложками» — «золотой фонд» ансамбля. Эльза Баландис — третья слева. 2-я пол.1950-х гг.
   Кадриль. В паре с Ильей Жуковым.
Заонежская кадриль. В паре с Максимом Гавриловым.
  «Старая деревня»: Анна Шенкман, Эльза Баландис, Федор Козин, Илья Жуков, Ирина Раутио.
Поморский хоровод «Утушка». Эльза Баландис — первая слева. Аккомпанемент — Тойво Вайнонен и Максим Гаврилов. Ленинград, 1953 г. Женские костюмы сшиты Эльзой Баландис.
«Утушка». Эльза Баландис — первая справа.
Венгерский танец — Эльза Баландис и Леонид Игнатьев.
Танцевальная группа «Кантеле» на параде (в болгарских костюмах). Площадь Ленина в Петрозаводске. Эльза Баландис — вторая справа.
Эльза Баландис и Люция Теппонен — в составе агитбригады, выступающей в городах и населенных пунктах Карелии. 1956 г.
Гастроли по карельским дорогам. По пути в Олонец.
Гастроли «Кантеле» в Калевале. Эльза Баландис — в центре (слева от дерева).
Узбекский танец.
Артистки «Кантеле» Виено Хямяляйнен, Тююне Пулккинен и Эльза Баландис.
Эльза Баландис в числе артистов на Красной площади в Москве, 1959 г.
Эльза Баландис — сотрудник Лесотехнического техникума. 1969 г.
  Пуанты Эльзы Баландис и ее танцевальные сапоги 33-го размера.
Эльза Баландис в год 70-летнего юбилея ансамбля «Кантеле». Декабрь 2006 г. На лацкане у Эльзы Августовны — значок участника Декады карельского искусства и литературы в Москве (1959 г.)
Эльза Баландис среди ветеранов «Кантеле» (вторая справа) в зале Национального театра Карелии перед премьерой программы «Гастроли длиной в войну…». Май 2005 г.
На сцене после премьеры программы «Гастроли длиной в войну…»: спустя 60 с лишним лет… Артисты «Кантеле» 1940-х — и артисты сегодняшнего «Кантеле». Май 2005 г. Эльза Баландис — третья справа в ряду ветеранов
   Эльза Баландис среди нынешнего поколения «Кантеле» в Доме Кантеле. Май 2005 г.
Анастасия КОШЕЛЕВА. Звезда //Kantele-70.txt. Сборник молодежных журналистских работ. — Петрозаводск, 2007

<<<  Вернуться к оглавлению


Министерство культуры и по связям с общественностью Республики Карелия, 2006
Государственный национальный ансамбль песни и танца Карелии "Кантеле"
Авторы сайта: Анна Воронина, Наталья Гроссман
Дизайн: Дмитрий А. Дмитриев

Рождение Кантеле Роковые 40-е После Победы Новый поворот Назад к истокам Перестройка Информация Инструмент кантеле Лица Видеоархив Афиши