Кантеле: Окна в историю
Плакат  Великая Отечественная война – одна из самых ярких и трагичных страниц в истории нашей страны. Выстоять в противоборстве с мощнейшей из развитых стран того времени – фашистской Германией – стало возможным только ценой огромного напряжения сил и величайших жертв.
Страна превратилась в единый боевой лагерь. Все сферы жизни подчинялись задаче борьбы с врагом. В стороне не остался никто. Свой вклад в Победу вносили представители всех направлений культуры. Многие из них отдали жизнь за Родину, за Победу.
Все четыре года «музы не молчали»: писатели в качестве военных корреспондентов отправились на фронт, кинематографисты выпускали документальные и художественные фильмы военно-патриотической тематики, художники создавали плакаты… Премьера героической Седьмой симфонии Д.Шостаковича, состоявшаяся в блокадном Ленинграде, стала гимном Отечеству и его защитникам.

Первые месяцы войны

Июнь 1941 года у артистов ансамбля «Кантеле» совпал с отпуском. Первые, пришедшие в ансамбль в середине 30-х, разучивая ноты и привыкая к новому для многих инструменту, еще не знали, что «завтра будет война».
«О том, что началась война, – вспоминает один из первых артистов, кантелист Максим Гаврилов, – я узнал, когда отдыхал в родной деревне. На раздумье не было времени – возвращаюсь в Петрозаводск. По пути следования, в районе железнодорожных станций Лоухи, Кемь, Беломорск, увидел первые воронки от вражеских бомб…» Из дневника Максима Гаврилова: «18 июля 1941. Ансамбль сократили до предела. Репетируем согласно графика, дежурим в филармонии. Нас учат, как надо гасить зажигательные бомбы…»

Виктор Гудков Наталья Кондратьева Андрей Артамонов Виктор Гудков, Наталья Кондратьева, Андрей Артамонов.
В такую форму участники ансамбля «Кантеле» были одеты в начале войны

Еще две дневниковые записи Максима Гаврилова:
«2 июля 1941. Вчера на Петрозаводск было пять налетов <…> 31 июля 1941. Роем противотанковые рвы в местечке Бесовец под Петрозаводском. Днем копаем ямы глубиной 2-3 метра, а вечером выступаем с концертом. Где теперь легко – война!»
Ансамбль нашел свое место в общем строю, выступая с концертами в частях Красной Армии на Карельском фронте, в госпиталях, перед населением прифронтовой полосы. Огромным успехом пользовались у зрителей сатирические стихи художественного руководителя Гудкова, гневно обличавшие фашистских захватчиков, проникнутые горячей верой в победу. Виктор Пантеймонович читал их сам, с большой выразительностью и мастерством.

Сатирические стихи Виктора Гудкова Сатирические стихи Виктора Гудкова «Так было, так будет»

Из дневника Максима Гаврилова: «Мы понимали, чего ждут от нас люди, и перестраивали свой репертуар на ходу. В те дни мы исполняли и известные патриотические произведения, и вновь созданные: «Победа за нами» Р.Пергамента, «В бою и труде» К.Раутио, «Грозный отпор» Л.Теплицкого».

Поэма о девушках-партизанках Рувим Пергамент. «Поэма о девушках-партизанках» (фрагмент клавира, 1947). Из архива «Кантеле».
За нашу родную отчизну Леопольд Теплицкий. «За нашу родную отчизну» (фрагмент партитуры в переложении Владимира Салопа, 24 сентября 1956 г.). Из архива «Кантеле»

В ряды Красной Армии были призваны Павел Дворжицкий (бас-кантеле), Виктор Зайцев (кларнет), Матвей Кирьянов (альт-кантеле), Федор Козин (балет), Петр Сарафанов (балет). Смертью храбрых пал кантелист Александр Шестаков. Остальные служили фронту в тылу.

Матвей Кирьянов – артист «Кантеле», ушел на фронт, вернулся в ансамбль весной 1943 года
Виктор Зайцев Виктор Зайцев (1921-2005). Артист «Кантеле» с 1941 года. Из ансамбля ушел на фронт, был ранен, оказался во вражеском плену. На оккупированной территории стал связным Шелтозерского подполья (под руководством Тучина). Был репрессирован, затем реабилитирован. Вернулся в ансамбль в 1946 году.  Фото 2005 г.

«Уезжаем как бы на гастроли…»

Враг подступал все ближе. Встал вопрос о необходимости сохранения важнейшего музыкального коллектива республики – национального ансамбля «Кантеле». В конце августа 1941 года ансамбль эвакуируется в глубь страны.
«Но эвакуация была не просто эвакуацией. Это была в необычных условиях войны – гастрольная поездка» (из книги Цецилии Кофьян)
Из дневника Максима Гаврилова: «29 августа 1941. Сегодня по распоряжению Совнаркома К-ФССР ансамбль «Кантеле» эвакуируется из Петрозаводска <…> Уезжаем с настроением, что через месяц-другой вернемся. Уезжаем как бы на гастроли…»
Всего из Петрозаводска был эвакуирован 31 человек (в том числе трое детей). Среди них были Виктор Гудков, Яков Геншафт, Максим Гаврилов, Анна Арифметикова, Тойво Вайнонен, Сиркка Рикка, Владимир Салоп, Кертту Вильянен, Василий Кононов…
Вернулись далеко не все…
Поначалу ансамбль двигался водным путем – на Вытегру, Череповец, Рыбинск, Горький… Выступали в Сормово, Дзержинске, Сухобезводном. В Горьком жили и работали 20 дней.
22 сентября 1941 года Московское радио в «Последних известиях» сообщило, что ансамбль «Кантеле» выехал в гастрольную поездку по Советскому Союзу.

Вагон 3053

Все долгие месяцы «эвакуации-гастролей» ансамбль жил и передвигался в вагоне 3053, ставшим для артистов домом.
В пути, терпя лишения и преодолевая усталость, артисты по несколько раз в день выступали в госпиталях, военных училищах, на промышленных предприятиях, железнодорожных вокзалах, на лесных полянах и платформах грузовиков…
Отсутствие связи с семьями, горечь потери друзей и близких, голод и холод, поиск концертов и хлеба, смертельная усталость и моменты отчаяния… И вопреки всему – разучивание новых песен и танцев, постановка новых программ, пополнение репертуара, приглашение в коллектив способных исполнителей. Потому что были молоды и талантливы, свято верили в Победу и этот день «приближали, как могли».
Из дневника Максима Гаврилова: «7 ноября 1941 года. Бог весть, куда едем. Точно и сами не знаем маршрута, а движемся в этом большом водовороте на юг, куда глаза глядят. Были три дня в Молотове (Перми), ехали эшелоном: дети, женщины, старики. Мотаемся уже 10 суток. Свердловск не принимает – негде жить. Нервы напряжены до предела. Уже поговаривают: не распустить ли ансамбль, так как едем без руля и без ветрил…»
17 ноября 1941 года в Оренбурге провели собрание, чтобы решить: быть или не быть ансамблю? Из дневника Максима Гаврилова: «Сегодня, по существу, решилась судьба коллектива. Тяжелый был разговор…»
Большинство твердо держалось мнения – надо сохранить ансамбль во что бы то ни стало, хотя раздавались и другие предложения: сдать инструменты на хранение, а самим устроиться кто как может…
Материальное положение артистов было незавидное. Тиф выводил из строя то одного, то другого… Из дневника: «29 ноября 1941. Всех погнали на санобработку. Как огня боимся тифа <…> Ровно три месяца, как мы в дороге…»
Оренбург, Чкалов, Соль-Илецк, Казалинск, Кзыл-Орла… Ташкент, Джамбул, Фрунзе…
В Свердловске у артистов украли чемодан, как оказалось – с нотами и струнами. В Соль-Илецке у певицы Евгении Рапп «похитили пальто, валенки и боты», Николай Чернояров остался в Кзыл-Орде судиться из-за украденного пальто…
«14 января 1942. Неважные дела. Кононова увезли в больницу в тяжелом состоянии. Гудков лежит больной в купе проводников. Мог бы получить лекарство как депутат, но из-за скромности не идет просить. Вот человек!..» (здесь и далее – цитаты из дневника Максима Гаврилова). От тифа умер солист певец Иоганнес Аппен, в Джамбуле заболел Тойво Вайнонен…
27 декабря 1941 из Чимкента Гудков дал телеграмму Правительству с просьбой вернуть коллектив в Беломорск, чтобы выступать на Северном фронте. Все верили, что вернутся. Верил в это и Виктор Гудков. Но до этого ему не суждено было дожить.
Из дневника: «…После тяжелой болезни 17 января 1942 года умер во Фрунзе В.П.Гудков. Мы с болью переживали утрату этого удивительного человека. Его самоотверженность, беззаветная преданность искусству стали для нас примером на всю жизнь».
Похороны Гудкова состоялись 20 января в 13 часов…

Виктор Пантелеймонович Гудков (1899-1942) Виктор Пантелеймонович Гудков (1899-1942)

После смерти Гудкова руководство осиротевшим ансамблем взял на себя главный дирижер Яков Моисеевич Геншафт. Выпускник Ленинградской консерватории, в довоенные годы он был ярым пропагандистом симфонической музыки в Петрозаводске, активно трудился как музыковед-критик.

Яков Моисеевич Геншафт Яков Моисеевич Геншафт

Из дневника Максима Гаврилова: «25 января 1942. Токмак. Здесь обучается какая-то дивизия, «интернациональная», что ли? Русского языка почти не понимают. Каждый номер (кроме танцев), переводится на казахский, киргизский, узбекский. Порой перевод занимает больше времени, нежели исполнительский номер…» Как оказалось, «Кантеле» выступал перед ставшей позднее легендарной, а сейчас только формировавшейся Панфиловской дивизией. «…Может быть, среди парней, сидевших прямо на полу клуба, скрестив ноги, был кто-нибудь из 28 героев, грудью защищавших столицу от фашистов».

Обелиск славы панфиловцам «Велика Россия, а отступать некуда». Обелиск славы панфиловцам в Москве.

27 февраля 1942. На одном из концертов в Театре оперы и балета города Фрунзе «Кантеле» выступал вместе с Симфоническим оркестром Союза ССР, Академическим хором Союза ССР под руководством А.Свешникова, украинским ансамблем песни и танца, киргизским балетом, джаз-оркестром Эдди Рознера, певцом П.Кусевицким и чтецом В.Яхонтовым. Сбор от концерта был передан в фонд обороны.
Во Фрунзе же удалось установить связь с Управлением по делам искусств К-ФССР. Для предоставления ансамблю нормальных условий и возможности дальнейшей концертной деятельности коллектив направляется в город Ташкент. Этот город – крайняя точка в странствиях ансамбля.
В марте в Ташкенте в одном из театров был организован концерт, в котором приняли участие все ведущие артистические силы, находящиеся в городе. Деньги были направлены детям-сиротам, родители которых погибли в войне. В этом концерте участвовал Михоэлс…
«Если справедливо, что в войну искусство тоже сражалось, то и мы, артисты «Кантеле», можем сказать, что внесли свою долю в общее дело борьбы с врагом».
Из писем участников ансамбля «Кантеле» в Правительство Карело-Финской республики: «Многие члены коллектива из-за болезней остались в больницах в разных городах, через которые проезжал коллектив…», «Коллектив живет в вагоне, в котором и переезжает из города в город…», «Большие проблемы с содержанием ансамбля».
Вскоре «Кантеле» получил телеграмму из Беломорска, от Правительства:  «Будем высылать ежемесячно 10.000 рублей. Тчк. Сохраните коллектив. Тчк. Скоро вызовем обратно. Тчк. Привет всем. Колосенок».
Наконец, в апреле 1942 года ансамбль получил долгожданную правительственную телеграмму:«Коллективу ансамбля «Кантеле» мае предписывается быть Беломорске Карело-Финской ССР. Тчк. Ждем нетерпением. Председатель Совнаркома КФССР Прокконен».
И вновь – дорога и концерты… Но дорога – домой!..
«7 мая 1942. Куйбышев. Временная столица СССР <…> 11 мая 1942. Едем на Сызрань <…> 12 мая 1942. Рузаевка…
14 мая 1942. Москва! Хорошо побыть в эти грозные дни в столице. А наш путь на Ленинград. Настроение у всех великолепное… Нам бы в Карелию, а там будь что будет».
15 мая 1942. Дали концерт на вокзале для солдат, едущих на фронт. Это было очень нужно им… Сегодня же приехали в Ярославль.
17 мая 1942. Вологда! Встретились с артистами театра оперетты Карелии… Ст.Няндома. Это все на пути в Беломорск. Наш состав длиннющий – 113 вагонов».
21 мая 1942. Геншафт, Салми и Бачурин отстали от эшелона. Ушли на вокзал в поисках чего-нибудь поесть, и отстали. Не диво, ведь у нашего «экспресса» расписания нет. Отставшие нагнали нас в Обозерской <…> Поньга. Считаем километры. Беломорск на горизонте – 290 км…
24 мая 1942. Беломорск. Карелия. Родная карельская земля! 9 ч. 15 м. утра. Закончилась знаменитая, можно сказать, легендарная, страница кантелистов-путешественников…»
  9 месяцев в эвакуации, сотни концертов. В коллективе уже многих нет… Но ансамбль живет!

Беломорск

С этого момента – с 24 мая 1942 года – ансамбль «Кантеле» базируется в Беломорске, временной столице Карелии. Здесь коллектив выступает, отсюда ездит с концертами по всему Северу.
Из дневника Максима Гаврилова: «24-25 августа 1942. Наши два открытых концерта в клубе Кирова. Программа современна, жизнерадостна <…> Концерты наши начинают привлекать внимание зрителей. Залы переполнены, успех колоссальный».
По воспоминаниям очевидцев, на концерты «Кантеле», которые проходили в Клубе имени С.Кирова, в Доме ветеранов и на других площадках, было не попасть. И сейчас многие из тех, чье детство и юность совпали с войной и кому посчастливилось видеть эти выступления, вспоминают их со слезами благодарности.
«8 июня 1942. Сегодня правительственный просмотр ансамбля <…> Правительство обещало помочь в организационных вопросах. Есть мысль довести ансамбль до 50 человек…»
Помощь Правительства не заставила себя ждать. Из Распоряжения Совета народных комиссаров Карело-Финской ССР:
«…1. Горторготделу Беломорска: выдать хлебные карточки работникам ансамбля на 800, 600 и 400 граммов хлеба в день согласно списка.
2. Работников ансамбля прикрепить к столовой №4.
3. Обеспечить работников ансамбля отдельными предметами личной гигиены, одеждой и обувью первой необходимости…»

Из Постановления СНК КФССР от 18 июня 1942 года:
«Кантеле-ансамбль» реорганизован в «Государственный Национальный Ансамбль карело-финской песни и пляски «Кантеле». В целях сохранения этого единственного карело-финского ансамбля принято решение:
- расширить ансамбль;
- ввести в его состав дополнительные, родственные для кантеле, инструменты;
- добиться в ближайшее время замены всех наличных в оркестре инструментов более совершенными, произведя их реконструкцию…»

Состав ансамбля был увеличен до 50 человек. Несколько артистов пришли в «Кантеле» из Ансамбля песни и пляски Карельского фронта. Художественным руководителем назначен был Сергей Озеров – по словам М.Гаврилова, «обаятельный, интеллигентный, исключительной требовательности человек», руководителем оркестра – Яков Геншафт.

Кантеле в военном Беломорске «Кантеле» в военном Беломорске: солистка — Сиркка Рикка, дирижер — Яков Геншафт

Новые лица

Из дневника Максима Гаврилова:
«14 июня 1942. Сегодня начала работу балетмейстер Хельми Мальми. Сразу же разучиваем новый танец «Ребята с острова». Это нам сейчас очень нужно…
18 июня 1942. Сегодня репетируем с Кононовым «Ристу-Кондра»… Репертуар Сиркки Рикка и Евгении Рапп основательно обновляется…
30 июня 1942. К нам в ансамбль поступила Эльза Баландис. Способная танцовщица…»
  В Беломорске в ансамбль влились многие артисты, составившие затем славу «Кантеле»: Хельми Мальми, Эльза Баландис, Люция Теппонен, Милица Кубли… Пришла в коллектив и дочь Виктора Гудкова – 17-летняя Аэлита. Кантелистка и танцовщица, она проработала в ансамбле с 1942 по 1947 год.
Самой юной участницей «Кантеле» стала Альбина Фролова: красивой светловолосой певице едва исполнилось 16 лет. Но война, как известно, рано делает людей взрослыми…
Среди новичков ансамбля была и Люция Теппонен – гордая, независимая, озорная девушка, покорившая руководителей красивым, чистым, сильным голосом и живым темпераментом.
В 1942 году в «Кантеле» пришел Эрик Раутио – талантливый музыкант-исполнитель (бас-кантеле), актер, аранжировщик, участник и руководитель малых инструментальных ансамблей в разных составах.
В 1943 году в «Кантеле» начала работать Милица Кубли – певица, любимая ученица Е.Ф.Гнесиной, ставшая впоследствии одной из ведущих солисток ансамбля, часто выступавшая в дуэтах с Сирккой Рикка и с Люцией Теппонен.

Хельми Мальми Хельми Мальми
Эльза Баландис Эльза Баландис
Аэлита Гудкова Аэлита Гудкова
Альбина Фролова Альбина Фролова
Люция Теппонен Люция Теппонен
Милица Кубли Милица Кубли

Дорога и концерты…

В эти годы ансамблю приходилось непросто, несмотря на возвращение на родную землю. Из Беломорска ансамбль совершал гастрольные поездки по всему Северному краю: Архангельская, Вологодская, Мурманская области, Карелия… Первые концерты проходили в непосредственной близости от линии фронта, порой под артиллерийским обстрелом, авианалетом…
Из воспоминаний Эльзы Баландис: «Помню бомбежку в Кеми. 2 часа ночи. Мы только что приехали с концерта из воинской части. И тут началась бомбежка. Наш вагон поднялся над землей – и опустился на свое место… Бежали кто куда мог. Некоторых взрывной волной отбросило так, что они врезались головой в сараи. Но, наверное, боженька нас хранил: все артисты «Кантеле» остались живы и здоровы».
Но даже в это страшное время жизнь участников ансамбля была полна юмористических ситуаций. Например, забавный случай произошел с артистом Иваном Семеновым, которого молодые артисты звали просто «дядя Ваня». Отличный баянист, он начал работать в ансамбле как раз во время войны. Однажды дядя Ваня вышел из вагона в красных трусах, но начальник вокзала остановил его и сделал замечание, сказав, что «в красных нельзя – остановится поезд!»

Баянист Иван Семенов («дядя Ваня»)

Как-то во время концерта в интернациональном клубе моряков Мурманска танцевали «Северную кадриль»…
«Вдруг в зале – свист, топот… Такого еще не бывало. Неужели – провал? Но оказалось, что сидящие в зале американские моряки подобным образом выражали свой восторг. Один из них после концерта пришел за кулисы, благодарно всем улыбнулся и попросил подарить на память… кантеле», – вспоминает Максим Гаврилов. И опять – выдержки из его дневника:
«18 ноября. Мурманск. Здесь постоянно объявляются воздушные тревоги <…> 22 ноября. Из-за бомбежки застряли в Кеми… Беломорск. Отдал 170 руб. на танковую колонну (так делают у нас почти все) <…> 17 мая 1943. Надвоицы. Работаем по 3-4 концерта в день. Ночью четырежды бомбили Идель. Едем туда <…> 20 мая. Кемь. Вчера дали 8 концертов <…> 7 июня. 20 самолетов врага налетели на Кемь. Была ужасная паника…»

Военно-шефские концерты

Среди записей в дневнике Максима Гаврилова постоянно встречаются такие:
«5 июня 1942. Дали два шефских концерта <…> 29 марта 1943. День раненого бойца. Выступили трижды в госпиталях <…> 10 апреля 1943. Ездили с концертом к летчикам <…> 14 июля 1943. Только что с концерта, который дали в воинской части…»
Военно-шефская работа – одна из наиболее ярких страниц истории ансамбля. За годы войны артисты дали более 600 только шефских концертов. Вот только некоторые выдержки из огромного числа отзывов:
«Ваш коллектив дал прекрасную зарядку личному составу частей, а мастерски исполненной пляской – отличный отдых». Полевая почта 32441, Беломорск.
«Пусть ваша бодрая песня, веселая музыка, жизнерадостная пляска, художественное чтение будут являться и в дальнейшем лучшим подспорьем для нас в борьбе с немецкими, белофинскими проклятыми оккупантами. Не забывайте нас, если можно – загляните к нам в недалеком будущем».Заместитель командира полка майор Соловьев, Сегежа.
«Ваши концерты влили в нас новые силы для скорейшего разгрома врага». Начальник политотдела воинской части 08271 Михайлов, Кандалакша.

Программы военных лет

Общая фотка   Все годы войны не прерывалась работа по созданию нового репертуара. Одна из программ ансамбля начиналась словами из «Калевалы»:

Дорогой мой друг и братец,
И начнем мы с лучших песен…

Хор и оркестр исполняли «Гимн партии большевиков» А.Александрова, «Клятву наркома» Д.Шостаковича, произведения из цикла «Фронтовая лирика», песни карельских композиторов К.Раутио, Р.Пергамента, А.Голланда, В.Гудкова. Все это придавало программе не только боевой настрой, но и национальный колорит.

Искуство -фронту Программка «Карело-финское искусство – фронту». 1943

Из дневника Максима Гаврилова: «Если говорить о колорите, то как не вспомнить народные песни нашего края в исполнении Сиркки Рикка, танцы, поставленные Василием Кононовым, Хельми Мальми, – их «Проводы», «Возвращение с фронта», «Финская полька», «Старая деревня» вносили в атмосферу концерта яркую праздничность».
1943 год застал ансамбль за напряженной работой по подготовке театрализованной программы «Карело-финское искусство – фронту». «12 февраля 1943. Днем – просмотр нашей новой, театрализованной программы. Это что-то новое в нашей работе, когда отдельные номера связаны между собой текстом, театрализованы режиссером <…>
Геншафт заявил, что вторую свою программу мы должны играть наизусть. Это впервые в истории оркестра. Конечно, это сложно, но нужно для ансамбля, его гибкости и вида».

Программа была приурочена к 25-летию Красной Армии и состояла из двух больших разделов: «Народный праздник» и «Концерт – фронту».
После премьеры вышел Указ Президиума Верховного Совета КФССР «О награждении работников искусств» от 13 февраля 1943 года. Звание «Заслуженный деятель искусств» было присвоено Сергею Озерову и Карлу Раутио, звания «Заслуженный артист республики» были удостоены дирижер Яков Геншафт и солистка Сиркка Рикка. Почетной Грамотой Верховного Совета Карело-Финской ССР были награждены 7 человек, чуть позднее – еще 18 человек.
Как видно из программ, в концертах периода войны было много произведений Грига, Сибелиуса, Шумана, Шуберта, Сен-Санса, Чайковского. Классика расширяла творческий диапазон уникального инструмента, придавая известным произведениям необычное звучание. Особенно это касалось сочинений Грига – оркестранты даже шутили, что Григ «специально писал музыку для кантеле».
1943 год закончился еще одним достижением ансамбля – выпуском совместно с Ансамблем песни и пляски Погранвойск большой программы «Чайковский», посвященной 50-летию со дня смерти великого композитора. Премьера программы состоялась в Беломорске 29-30 ноября и 2-3 декабря 1943 года.

Программка Программка концерта памяти П.Чайковского. 29-30 ноября и 2-3 декабря 1943 года. Беломорск

Из прессы: «Эта творческая работа «Кантеле» – принципиальная победа. Коллектив впервые предпринял попытку и поднял своими скромными средствами на высоком художественном уровне произведения такого композитора, как П.Чайковский».

Люция Теппонен, Милица Кубли и Сергей Николаевич Озеров Люция Теппонен, Милица Кубли и Сергей Николаевич Озеров в процессе подготовки программы «Чайковский». 1943

Освобождение Петрозаводска

В 1944 году с новой концертной программой ансамбль отправился в поездку на север республики – в Мурманскую область, Архангельск, на Соловецкие острова. В Архангельске артистов «Кантеле» застало такое радостное известие, что концерт в «Архбумстрое» пришлось прервать: московское радио сообщило об освобождении Петрозаводска! «Мы ликовали, – вспоминает Максим Гаврилов. – Весь зал стоя аплодировал победе, поздравлял нас». «Спектакль остановили, – рассказывает Эльза Баландис. – Тут, конечно, были и слезы и радость. Нам тогда уже немножко разрешалось краситься, и черные слезы с тушью текли у всех по щекам». Это было 29 июня 1944 года. В этот же день в 10 часов вечера Москва салютовала войскам Карельского фронта, освободившим Петрозаводск. 324 орудия произвели 24 артиллерийских залпа.

Части Советской Армии входят в г. Петрозаводск, июнь 1944 Части Советской Армии входят в г. Петрозаводск, июнь 1944
Подъем флага над освобожденным городом (из книги Ф.Г.Кондратьева «Петрозаводск» – Петрозаводск: Карелия, 1975)

В августе 1944 года «Кантеле» возвращается в Петрозаводск. Окутанный колючей проволокой город был превращен в огромный концентрационный лагерь. Ни одного действующего предприятия, ни одного уцелевшего моста, ни одной электростанции. Город почти полностью разрушен.
Из воспоминаний Люции Теппонен: «Нас не было три года. Петрозаводск предстал перед нами израненный и безлюдный: всюду развалины, пустые кварталы. Изможденные лица недавних узников концлагерей… Но мы вернулись в родной город! И это было самое главное!»

Руины Онежского завода Руины Онежского завода
Центр города в разрухе (фото из немецкого журнала)

Из воспоминаний Эльзы Баландис и Люции Теппонен: «Нас разместили в старом бревенчатом двухэтажном доме на улице Ленина, 20, вместе с Управлением по делам искусств. Получилось что-то вроде общежития. Днем репетировали, а вечером расстилали матрацы и укладывались спать».

Ансамбль Кантеле в 1945 1945. Артисты «Кантеле» у дома на Ленина, 20: Тююне Пулккинен, Максим Гаврилов, Мильдрет Линдстрем, Людвиг Каргулев, Тертту Коски, Матвей Кирьянов, Эрик Раутио, Ирья Салми, Кертту Вильянен.

Насыщенный график трудовых будней: утром – репетиции, днем – восстановление города, а вечером – концерты, концерты…
Газета «Правда» от 18 сентября 1944 года сообщила: «В освобожденном от немецко-финских захватчиков Петрозаводске первыми возобновили свою деятельность Государственный театр музыкальной комедии и карельский ансамбль «Кантеле».

Ансамбль Кантеле в 1945 Ансамбль Кантеле в 1945 Ансамбль «Кантеле» в 1945

Итоги

В годы войны на Северо-Западе работало 11 концертно-фронтовых бригад, созданных из актеров карельских театров.

Мемориал с Вечным огнем Славы Мемориал с Вечным огнем Славы на могиле Неизвестного Солдата в Петрозаводске

С 22 июня 1941 года по 1 октября 1944 года всеми концертно-фронтовыми бригадами республики для воинов армии и флота было дано 4 000 шефских концертов и спектаклей, а за весь период войны состоялось 4 300 таких выступлений, которые посмотрели более 2 млн. фронтовых зрителей.
МедальМедаль  В эту огромную работу существенный вклад внес Государственный ансамбль «Кантеле». За годы войны ансамбль дал более 600 только шефских концертов. Василий Кононов участвовал в 700 концертах, Хельми Мальми – в 1026.
«Работали в самых разнообразных и сложных концертно-театральных условиях военной обстановки, под обстрелами и налетами вражеской авиации… Все задания военного командования выполнялись артистами безотказно, своевременно и точно» (из представления к награждению артистов ансамбля).
ГрамотаГрамотаГрамота  На деньги, перечисленные артистами Кантеле-ансамбля, был приобретен танк. Сталин поблагодарил коллектив личным письмом.
44 человека были представлены к награждению медалью «За Победу над Германией»;
30 человек – к награждению медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» (в их числе Максим Гаврилов, Тойво Вайнонен, Эльза Баландис, Анна Шенкман, Люция Теппонен);
16 человек награждены Почетными грамотами Карело-Финской ССР.

Конец главы

  Рассказывай, память, былое
Про песни и юности свет.
Глядят с фотографий герои –
Артисты тех огненных лет…
…Шесть мирных десятилетий…
А я все на фото гляжу.
С ансамблем и временим этим
Дорогой войны ухожу…

Глава о военных годах «Кантеле» была бы неполной, если бы мы не упомянули о еще одной программе, которая сегодня, спустя 60 лет после Великой Победы, рассказывает об артистах «тех огненных лет». Это программа «Пой, Кантеле, Победу! Гастроли длиной в войну…», премьера которой состоялась на сцене Национального театра Карелии 5 и 6 июля 2005 г.

Сцена из спектакля: финальная пляска – карельский танец Сцена из спектакля: финальная пляска – карельский танец «Ристу-Кондра»

Программа «Гастроли длиной в войну…» была подготовлена на подлинных материалах: дневниковых записях, документах архивов Карелии, воспоминаниях ветеранов войны.

Сцена похорон В.П.Гудкова Сцена похорон В.П.Гудкова
Сцена из спектакля Сцена из спектакля: «Архангельск. Архбумстрой. Концерт пришлось прервать…» Позывные радио «Говорит Москва! От Советского Информбюро!», сообщение об освобождении Петрозаводска

Время разлучило нас со многими участниками гастролей длиной в войну… Но счастье, что сегодня рядом с нами те, кого мы называем гордостью и легендой ансамбля: Эльза Баландис, Милица Кубли, Люция Теппонен, Петр Титов, Евгения Юнина, Альбина Тихонова (Фролова). Они знают, они помнят. И эта программа – для них и про них.

На сцене после премьеры: спустя 60 с лишним лет   На сцене после премьеры: спустя 60 с лишним лет… Артисты «Кантеле» 40-х – и артисты сегодняшнего «Кантеле». Май 2005
Артисты «Кантеле» военных лет (слева направо): виолончелист Леонид Аверин (муж певицы Милицы Кубли), певец Петр Титов, кларнетист Виктор Зайцев, певица Евгения Юнина, танцовщица Эльза Баландис, певицы Альбина Тихонова (Фролова) и Люция Теппонен.

Ровно через год после премьеры, в мае 2006 года, «Кантеле» повторил собственный исторический маршрут 1940-х годов, совместно с ОАО «Российские Железные Дороги» и Петрозаводским колледжем железнодорожного транспорта организовав партнерский проект «Вагон 3053. Песни Победы».

Вагон 3053 Вагон 3053

Беломорск, Сегежа, Заозёрск, Гаджиево, Мурманск, Полярные Зори, Кандалакша и Петрозаводск – всего в проекте участвовало 8 городов Карелии и Мурманской области. В общей сложности программу посмотрело около 3 000 зрителей.
В течение недели, каждый день, в каждом городе ансамбль показывал «военную» программу, и в каждом городе произошли удивительные, знаменательные и волнующие встречи, которые навсегда останутся в памяти сегодняшних артистов.

После спектакля в Беломорске. В центре – Антонина Рынкевич, видевшая выступления «Кантеле» в военном Беломорске 60 с лишним лет назад
Вагон 3053 Вагон 3053 в Мурманске.

Ветераны войны и дети, офицеры и работники администраций, подводники и железнодорожники – все они оставляли в нашей книге отзывов простые и очень добрые слова благодарности за память и трепетное отношение к истории страны.
Вот лишь несколько строчек – малая толика всех отзывов, которые «Кантеле» привез из этой гастрольной поездки:
«Пока шел концерт, я плакала, все вспоминала; все было, как наяву! Вы молодцы! Здорово показали, как вернулся солдат. Вспомнила, как садилась в поезд, как провожали; голос Левитана, кадры на экране – все это замечательно! Танцы, песни, постановка – все так быстро пролетело…» Александра Осолодкова, ветеран войны, батальон аэродромного обслуживания 7-й воздушной армии, пос.Африканда-1 Мурманской обл.
«Экипаж тысячной подводной лодки сердечно благодарит творческий коллектив «Кантеле» за замечательный спектакль! Сияние вашего искусства согревает наши скупые мужские сердца! Огромное вам спасибо!» Зам. командира по воспитательной работе в/ч 69006, капитан 3 ранга Александр Мельник, г.Гаджиево Мурманской обл.
«Мы, 6-а класс школы №3 г.Беломорска, выражаем свое восхищение и благодарность. Спасибо за то, что для нас сделали; благодарим за то, что приехали!»

Сегодня грохочут мирные раскаты салюта, чеканят шаг солдаты на парадах, звенят боевые награды… Наше солнечное кантеле – маленький участник гастролей длиной в войну – поет Победу и славу ансамблю своим неповторимым светлым голосом!

    


Министерство культуры и по связям с общественностью Республики Карелия, 2006
Государственный национальный ансамбль песни и танца Карелии "Кантеле"
Авторы сайта: Анна Воронина, Наталья Гроссман
Дизайн: Дмитрий А. Дмитриев

Рождение Кантеле Роковые 40-е После Победы Новый поворот Назад к истокам Перестройка Информация Инструмент кантеле Лица Видеоархив Афиши