Кантеле: Окна в историю

Василий Кононов

(1905-1983)

КУДЕСНИК ТАНЦА

  Балетмейстер, артист балета, один из основоположников карельской национальной хореографии.   Заслуженный артист КФССР (1947). Заслуженный деятель искусств КФССР (1951). Народный артист КАССР (1957).  Заслуженный деятель искусств РСФСР (1959). Кавалер двух орденов Трудового Красного Знамени, медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».   Награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета КАССР.  «Такое ощущение, что он и сегодня среди нас. Кажется, вот-вот — и покажется его сутуловатая спина в глубине коридора», — говорят, словно оглядываясь через плечо, старожилы ансамбля. Танцы Кононова продолжают жить, костюмы по его эскизам до сих пор являются украшением сцены…
Вместе с ансамблем хореограф «Кантеле» прожил долгую, трудную и, несмотря ни на что, счастливую жизнь. Судьба дарила ему не только звания и ордена. Было все: победы, приобретения — и травмы, встречи и потери. И всегда — работа, работа, работа…

***

Василий Кононов родился в вепсской крестьянской семье 12 января 1905 года в деревне Другая Река Шелтозерского района Карелии. Культуру родного края он впитал не по учебникам — у самой природы учась пластике движений, рисунку танца, по-своему воплощая и интерпретируя его. Еще в раннем детстве он живо интересовался местными народными танцами, хорошо знал даже самые старинные из них.
В 1921 году, окончив школу, Кононов уходит на заработки. Зимой работает на лесозаготовках, летом — на водном транспорте учеником-матросом. Кем только ни пришлось побывать будущему артисту-профессионалу: и рабочим на строительстве Кондопожского канала, рабочим на разработках диабаза, каменщиком и каменотесом. В эти годы он становится активным участником агитбригады.
Но в 1929 году судьба делает неожиданный поворот: за активное участие в художественной самодеятельности его командируют в Москву в театральный техникум! И из глухой глубинки Карелии, прихватив скромный багаж, он едет в столицу, учится в классе режиссера Р.Захарова на «руководителя и постановщика танцев» (1929-1933). Отсюда и начинается творческая биография профессионала, мастера хореографического искусства.
В 1935 году Кононов возвращается в Шелтозерский район, собирает людей, которых объединяет любовь к народной песне и танцу, и создает Вепсский народный хор, который существует и поныне. Значительное место в выступлениях хора занимали народные танцы под песню, поставленные самим руководителем.
В 1937 году Виктор Гудков — художественный руководитель молодого профессионального ансамбля «Кантеле» — приглашает Кононова на работу для постановки танцев и создания в коллективе танцевальной группы. Тот соглашается с большой радостью, ведь это было его любимое дело, мечта всей жизни.
Поступив на работу в ансамбль, Василий Иванович набирает танцевальную группу и создает из своих учеников профессионалов собственной школы. За 28 лет работы в «Кантеле» балетмейстер воспитал в ансамбле целую плеяду блестящих танцоров, представлявших национальное искусство Карелии на международном, всесоюзном и всероссийском уровнях: Федор Козин, Эльза Баландис, Тамара Пчелина, Анна Шенкман, Иван Рудаков, Илья Жуков и др.
С самых первых лет своей работы Кононов активно экспериментирует, ищет новые сюжеты, постоянно ставит танцы, сценки; кроме того, он сам рисует эскизы к своим первым танцам (в архиве ансамбля сохранились эскизы мужских и женских костюмов к танцу «Ложки», а также костюмов для народной вокальной группы и к танцу «Рыболовы»; предположительно Кононову принадлежат эскизы к танцу «Вышивальщицы»).
Особый вклад Василия Кононова в хореографию Карелии — создание силовых, ритмических танцев без музыкального сопровождения, драматизированных музыкальных картин и сюжетных танцев.
В числе первых «Крууга» и «Ложки» — это «дробные», или «силовые», танцы, где музыкальным сопровождением являются удары ложек и дробные выстукивания каблуков танцоров. В них — свой характер, сюжет, своя философия, но главная неожиданная прелесть в том, что мастер заменил музыкальное сопровождение  виртуозными возможностями самих артистов, отстукивающих и отбивающих ритм собственным движениям.
В числе последних — «Карельская рыбацкая пляска», «Старая деревня», «Парочка», «Карельские картинки», «Маршаллизованная Европа», «Свадебная повозка», «Сапожники», «Олонецкие ребята», «Калевальский хоровод», «Утушка», «Молодицы», «Шестера в тройках», «Ристу-Кондра», «Вышивальщицы», «Северная кадриль» и многие-многие другие…
Из дневника Максима Гаврилова: «8 июня 1947 г. Петрозаводск. Перед отпуском дали два концерта. Наша программа именована: «Дорогой побед». Бисировал «Деревенского франта». Интересный шуточный сюжет: парень куражится перед двумя девицами. Уж и так, и этак. Те, видя его притворство, в итоге договариваются наказать, и когда «франт» уж очень разошелся в танце — уходят. Остается он один несолоно хлебавши. Кононовский почерк!»
Разные по стилю хореографические зарисовки созданы Мастером: лиричные, плутоватые, озорные… Но каждый раз это эпизод из народной жизни — достоверный, точно выверенный. Не зря и зрители, и специалисты называли В.И.Кононова, мастера острых конфликтов и неожиданных поворотов, «кудесником танца», «мудрым волшебником».
«Лексика танцев Кононова предельно проста — обыкновенный шаг с множеством оттенков: беговой, плавный, крадущийся, раскачивающийся, прыжковый, синкопированный. Все это, в сочетании с «неумолкающими» руками, дает возможность зримо ощутить характерность персонажей из народа, колорит местного быта…» (Виола Мальми).
Василий Кононов обладал энциклопедическими знаниями в области танцевального фольклора, был мастером сюжета, прекрасным исполнителем. На вопрос: «Где учился танцам?» — он всегда отвечал: «Нигде не учился. Я — самородок».
Отбирая претендентов на роль будущих исполнителей, Василий Иванович ориентировался, кроме всех прочих необходимых данных, и на их актерские возможности. Большое внимание при формировании репертуара он уделял именно «сюжетным» танцам, являющимся своего рода драматической картинкой, зарисовкой из жизни: «Танец жениха и невесты», «Утушка», «Деревня», знаменитая «Парочка»…
И сам он любил и создавал «типажи» — смешные и трогательные, неловкие, — разные, но всегда запоминающиеся. Он был Мастером и подмастерьем одновременно: рисуя образ и тут же воплощая его на сцене силами собственных изобразительных средств:
«Под звуки баяна на сцене появлялась парочка. Она (Э.Баландис) — маленькая как шарик, а рядом он — высокий, нескладный, предельно серьезный, с лихим чубом деревенского сердцееда. Сделаны только первые движения, весь танец впереди, а образ «Парочки» уже произвел впечатление, запомнился, приковал внимание. Невозмутимый, неулыбчивый ухажер с движениями деревянной куклы вызывал улыбку…» (Максим Гаврилов).
Так Кононов выступал в «своем» танце.
Воплощая на сцене придуманный образ, порой он так увлекался, вживался в роль, что зрители воспринимали этот образ его природной натурой. Когда во время выступления ансамбля в Москве, в Колонном зале Дома союзов, Мастер танцевал знаменитую «Парочку» (в паре с Э.Баландис), к ним в гримерку после концерта поднялся известный артист Михаил Жаров. Эльза Баландис вспоминает: «Он постучал в дверь и спрашивает: «Можно ли мне посмотреть на этих… (подразумевалось: «придурковатых»). Но мы уже были в других костюмах. И когда он увидел нас, то сказал: «О! Да это же совсем нормальные люди!» Вот как сильно мы входили в образ во время исполнения «Парочки»…».
За 28 лет работы в «Кантеле» (1937-1965) Мастер поставил более 40 танцев, составивших впоследствии золотой фонд ансамбля «Кантеле». В 70-е годы Василий Кононов снова пришел в «Кантеле», где работал постановщиком танцев и консультантом.
По приглашению ставил карельские танцы в ансамбле Игоря Моисеева. Помогал балетмейстеру Петрозаводского музыкального театра Игорю Смирнову в постановке первого национального балета «Сампо» на музыку Гельмера Синисало.
Творчество Кононова высоко оценивали известные хореографы страны: И.Моисеев, Н.Надеждина, Р.Захаров. Некоторые хореографические композиции В.И.Кононова включены в Антологию «Танцы народов СССР».

***

«Самая удивительная и яркая личность по силе таланта, умению проникнуть в тайны народного духа — балетмейстер ансамбля, основоположник карельской национальной хореографии Василий Кононов», — так отзывался о нем художественный руководитель, директор ансамбля, заслуженный деятель искусств Карелии Семен Карп.
Таким он и остался в памяти всех, кто его знал и даже тех, кто помнил его только по фотографиям, но зато видел поставленные им танцы — живые, яркие, неувядающие, в которых до сих пор выглядывают плутоватые глаза самого Василия Кононова. Кажется, это и был главный «типаж», созданный Мастером.

Василий Кононов — балетмейстер «Кантеле», создатель национальной хореографии Карелии
    Сцены из «Карельской рыбацкой пляски». Солисты — Эльза Баландис и Илья Жуков 1950- е гг.
   Заключительная сцена из «Карельской рыбацкой пляски» (постановка Василия Кононова). Солисты — Тамара Пчелина и Илья Жуков
    Знаменитая «Парочка» — Эльза Баландис и Василий Кононов.
Вепсская «Крууга» в зале им. П.Чайковского. 1951 г.
  Современная «Крууга» в программе «Вепсские фантазии», 2006 г.
«Вепсский танец с ложками». 1967 г.
  «Вепсский танец с ложками». Начало 1950-х гг.
    
«Вепсский танец с ложками» спустя полвека. 2005 г. И сегодня, наряду с «Круугой» и «Шестеркой в тройках», этот танец является украшением сцены, жемчужиной в «золотом фонде» ансамбля
  Эскизы костюмов к вепсскому танцу «Ложки»
   Эскизы костюмов к танцу «Вышивальщицы» и сохранившийся в архиве аксессуар к танцу
«Шестерка в тройках», 1950-е гг
     
«Шестерка в тройках» в исполнении юных артистов Молодежной студии «Кантеле». Отчетный концерт 2005 г.
«Северный русский танец»
  «Свадебная повозка»
Поморский хоровод «Утушка». Неделя карело-финской музыки и танца в Москве, 1951 г. «Общее признание завоевали танцоры ансамбля, — писала газета «Правда». — Трудно сказать, что удалось им больше, то ли строгая и целомудренная поморская «Уточка», то ли полная задора «Шестерка в тройках», то ли родившийся в шелтозерском краю удивительно своеобразный танец с ложками, дробный перестук которых заменил музыкальное сопровождение этой искрометной пляски».
  «Старая деревня»: Анна Шенкман, Эльза Баландис, Федор Козин, Илья Жуков, Ирина Раутио
Танец «Маршаллизованная Европа». 1949 г. Из дневника Максима Гаврилова: «Новый танец «Маршаллизованная Европа» имел огромный успех. Кононов, еще разводя танец, сказал: будешь танцевать дядю Сэма <…> Дядя Сэм сидит в кожаном кресле в центре сцены у задника. В зубах толстая гавайская сигара. В воздухе клубы дыма. <…> По обе стороны, чередуясь, появляются сателлиты во фраках и цилиндрах (условно: Франция, Италия, Испания, Англия и др.). Это даже скорее пантомима, нежели танец, но я его оч. любил и до того вживался в образ, что порой рычал на сцене, хватал за плечо «француза» с большей силой, чем положено, и после за кулисами извинялся. Ничего, — говорит В.Рязиев, — только в следующий раз осторожнее…»
«Олонецкие ребята». Середина 1960-х гг. Солисты — Евгений Скачков и Вера Малафеева
«Северная кадриль» в зале им. П.И.Чайковского. 1986 г.
   Обложка и две страницы из книги «Северная кадриль. Шесть танцев, поставленных народным артистом КАССР, засл. деятелем искусств РСФСР В.И.Кононовым. Записал и проиллюстрировал Е.В.Смирнов». — Петрозаводск, Карелия, 1977.
Василий Кононов в последние годы жизни
Альберт Четвериков. Портрет Василия Кононова (находится в балетном зале Дома Кантеле)

<<<  Вернуться к оглавлению


Министерство культуры и по связям с общественностью Республики Карелия, 2006
Государственный национальный ансамбль песни и танца Карелии "Кантеле"
Авторы сайта: Анна Воронина, Наталья Гроссман
Дизайн: Дмитрий А. Дмитриев

Рождение Кантеле Роковые 40-е После Победы Новый поворот Назад к истокам Перестройка Информация Инструмент кантеле Лица Видеоархив Афиши